ЯКУТИЯ - НАШЕ МНЕНИЕ НА ПУТИ К ЕДИНСТВУ И СОГЛАСИЮ

КОНСТИТУЦИЯ РФ:
статья 2: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью …»
статья 3: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в
Российской Федерации является ее многонациональный народ …»
статья 29: «Каждому гарантируется свобода мысли и слова …»








Правовая экспертиза

дела по уголовному преследованию депутата

Курской областной думы Ольги Ли по факту обращения

"За бездействием Президента последует противодействие" 

от 4 марта 2016 года, высказанного в связи с исполнением

депутатских обязанностей по защите прав избирателей

в условиях исчерпания средств правовой защиты

 

 

31 августа 2016 года

 

Содержание    

1.Вводная часть

1.1.Суть дела  

1.2.Цель и основание проведения  правовой экспертизы

1.3.Нормативная база и источники информации

1.4.Перечень исследованных документов

2.Методологическая часть

2.1.Особенности квалификации преступлений экстремистской направленности

2.2.Использование оценочных признаков при квалификации преступлений

2.3.Рекомендации по рассмотрению уголовных дел о преступлениях экстремистской направленности, представленные  в постановлении Пленума Верховного Суда  РФ от 28 июня 2011 года №11   

3.Исследовательская часть

3.1.Незаконность возбуждения уголовного дела в отношении Ли  ввиду отсутствия достаточных оснований и неправильного применения оценочных признаков

3.2.Нарушение рекомендаций по рассмотрению уголовных дел о преступлениях экстремистской направленности, представленных  в постановлении Пленума Верховного Суда  РФ от 28 июня 2011 года №11

3.3.Сравнительный анализ действий по версиям виновности и невиновности Ли

3.4.Механизм закрепления коррупционного произвола и беззакония на региональном уровне в России: основы функционирования организованных преступных сообществ, состоящих из чиновников, правоохранителей и судей

3.5.Обоснованность требований и положений обращения Ли

4.Выводы эксперта

 

1. Вводная часть

 

1.1. Суть дела  

 

В России массово распространена коррупция и существует ряд организованных преступных сообществ, состоящих из чиновников, правоохранителей и судей.

Примером является существование преступных сообществ в Сахалинской области и Республике Коми, которыми руководили главы субъектов.

Коррумпированные региональные чиновники, используя свои полномочия, осуществляют противодействие реализации государственной антикоррупционной политики. 

Вместо противодействия коррупции они незаконно используют государственный механизм в своих преступных целях для подавления антикоррупционеров.

Коррупционеры действуют по принципу «кто против коррупции – тот против государства», когда антикоррупционеры, борющиеся с коррупцией, сами привлекаются к уголовной ответственностью якобы за экстремистские действия.

Примером незаконного уголовного преследования антикоррупционеров является дело депутата Курской областной думы Ольги Ли ввиду отсутствия достаточных оснований для возбуждения уголовного дела.

Данный вывод был сделан на основе всестороннего правового анализа и подробного изучения обстоятельств дела.  

Ольга Сергеевна Ли, главный редактор  газеты «Народный журналист» одержала убедительную победу на выборах в Курскую областную думу в 2011 году. Главным предвыборным лозунгом был: «Я найду ваши деньги!».

Она заявила, что депутатский мандат нужен ей, чтобы получить доступ к документам, раскрывающим факты коррупционных преступлений в Курской области, и инициировать возбуждение уголовных дел в отношении нарушителей закона.

И главное – вернуть украденные у народа деньги. Она сдержала свое обещание. Возвращены значительные объемы бюджетных средств, ряд коррупционеров привлечены к ответственности.

Ольга Ли имеет 10-летний опыт правозащитной и антикоррупционной работы, обладает двумя высшими образованиями (юридическим и экономическим). Экономические знания и опыт депутатской работы позволяют разрабатывать сложные экономические и налоговые преступления, махинации в жилищно-коммунальной сфере и земельных делах.

В связи с бездействием правоохранительных органов по ряду заявлений о коррупционных правонарушениях в Курской области Ольга Ли обратилась к Президенту РФ, как гаранту конституционных прав граждан, с обращением принять соответствующие меры. Однако, получила отписку.   

В связи с этим Ли выступила с видеообращением к Президенту РФ с требованием принять меры по реализации законных прав граждан.

Она затронула ключевую проблему российского государства – отказ уполномоченных органов от рассмотрения по существу обращений граждан по фактам нарушений прав в виде предоставления немотивированных и необоснованных отписок. Такими формальными действиями прикрывается бездействие и ненадлежащее выполнение сотрудниками правоохранительных органов своих обязанностей.

В России отсутствует эффективная система рассмотрения обращений граждан и устранения нарушений, допущенных органами государственной власти, правоохранительными и судебными органами.

Механизм рассмотрения обращение граждан таков, что в большинстве случаев сообщения о коррупции на региональном уровне возвращаются на тот же уровень, то есть фактически к тем же коррупционерам.

Однако, вместо принятия мер на Ольгу Ли возбудили уголовное дело по части 1 статьи 282 УК РФ.

Ситуация сложилась таким образом, что за выполнение своих депутатских обязанностей по обеспечению законности и правопорядка Ли привлекли к ответственности.

В результате правовой экспертизы был сделан вывод о незаконности и необоснованности возбуждения уголовного дела в отношении Ли ввиду отсутствия достаточных оснований, неправильного применения оценочных признаков, множественных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законов. 

Выявлены 2 основных нарушения, повлекшие неправильную уголовно-правовую квалификацию действий Ли:

1.Необоснованность утверждения Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области о том, что «обвинения в совершении особо тяжких преступлений в адрес сотрудников прокуратуры, судей» направлены на «возбуждение ненависти и вражды к деятельности  должностных лиц» по причине непроведения проверки сообщений о коррупционных правонарушениях и неустановления достоверности или недостоверности представленных сведений;

2.Постановка перед экспертом-лингвистом без юридического образования вопросов с явным обвинительным уклоном, содержащих диспозицию статьи  282 УК РФ и в случае положительного ответа на которые происходит однозначная квалификация деяний под данную статью, в нарушение рекомендаций постановления Пленума  Верховного Суда  РФ от 28 июня 2011г. N11.

Таким образом, недобросовестные сотрудники правоохранительных органов могут привлечь к уголовной ответственности любого человека за его высказывания, содержащие объективную критику и достоверные сведения о правонарушениях, путем:

- отказа от должного рассмотрения сообщений о коррупционных правонарушениях;

- постановки перед экспертом-лингвистом без юридического образования вопросов с явным обвинительным уклоном о наличии в высказываниях возбуждения ненависти, вражды и унижения достоинства группы лиц по признакам принадлежности к социальной группе, в которых содержится диспозиция статьи 282 УК РФ.

Предвзятая оценка фактических обстоятельств дела и множественные нарушения правовых норм позволяет предположить умышленность действий сотрудников правоохранительных органов по инициации незаконного уголовного преследования Ли путем фальсификации уголовного дела на основе использования искаженных фактических данных и неправильной квалификации деяний.

С учетом антикоррупционной специфики деятельности Ли ряд коррумпированных чиновников, правоохранителей и судей Курской области испытывают к ней негативное  отношение и были, напрямую, заинтересованы в возбуждении уголовного дела в ее отношении.

Можно предположить, что Ли столкнулась с действующим на территории Курской области организованным преступным сообществом, состоящим из чиновников, правоохранителей и судей.

Поэтому соообщения Ли о коррупционных правонарушениях в Курской области подлежат тщательной проверке.

В случае подтверждения достоверности сведений, представленных в  обращениях Ли, необходимо рассмотреть вопрос о привлечении сотрудников правоохранительных органов Курской области к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств и привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности.

Дело Ли имеет повышенную общественнную значимость в связи с повсеместным распространением коррупции по России, а также с неэффективностью деятельности и бездействием уполномоченных правоохранительных органов РФ.

В случае появления судебного прецедента привлечения общественных и политических деятелей за обращение по фактам коррупционных правонарушений коррумпированные чиновники, правоохранители и судьи в регионах России смогут применять незаконное уголовное преследование в качестве инструмента противодействия деятельности субъектов антикоррупционной политики.

Поэтому гражданское общество России должно объединить усилия по противодействию незаконному уголовному преследованию антикоррупционеров,  гражданскому контролю за ходом следствия и судебного  рассмотрения подобных общественно значимых дел в целях обеспечения законности, независимости, открытости и гласности деятельности правоохранительных и судебных органов. 

 

Хронология событий

 

1.) 2006 год

Начало работы Ли в качестве главного редактора газеты «Народный журналист», в рамках которой осуществляется правозащитная и антикоррупционная деятельность 

2.) 2011 год

Избрание Ли депутатом Курской областной думы

3.) 29 февраля 2016 года

Обращение депутата Курской областной думы Ли Президенту РФ в форме электронного документа №195006

4.) 29 февраля 2016 года

Ответ Администрации президента РФ на обращение (письмо Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций №А26-19-19500671 от 29.02.2016г.)

5.) 4 марта 2016 года

Обращение депутата Курской областной думы Ли "За бездействием Президента последует противодействие"  (в форме текстового обращения и видеозаписи обращения) 

6.) 23 марта 2016 года

Предоставление лингвистического исследования кандидата филологических наук Т.Д. Демидовой

7.) 25 марта 2016 года

Вынесение Постановления прокурора Центрального административного округа гурска Черкашиной Н.В. о направлении материалов проверки в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании

8.) 31 марта 2016 года           

Вынесение Постановления Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области о возбуждении уголовного дела в отношении Ли

 

1.2. Цель и основание

проведения  правовой экспертизы

 

Целью проведения правовой экспертизы является выявление соответствия или несоответствия действующему законодательству и действительности представленных документов на основе их исследования в целях обеспечения принципа независимости и объективности при рассмотрении подобных общественно значимых дел, а также принципов открытости и гласности деятельности правоохранительных и судебных органов. 

Сведения об эксперте: Петров Степан Юрьевич,  руководитель Общественной организации «Якутия–Наше Мнение» со Специальным консультативным статусом при Экономическом и Социальном Совете ООН.

Организация аккредитована Министерством юстиции РФ в качестве независимого эксперта, уполномоченного на проведение антикоррупционной экспертизы (Свидетельство Министерства юстиции РФ №2284 от 11.12.2015г.).

Контактные данные:

сайт http://yakutian.org  электронная почта nashe_mnenie@mail.ru

тел. 8-914-224-24-11

 

Вопрос, поставленный перед экспертом: Является ли обоснованным и законным возбуждение уголовного  дела в отношении Ли ?

Для ответа на данный вопрос будут исследованы юридически значимые документы данного дела, а также нормативные и иные источники. Документы дела будут исследованы и оценены в соответствии с действующим законодательством и инструктивными материалами.

Основанием проведения правовой экспертизы является повышенная общественная значимость дела Ли в связи с неэффективностью деятельности и бездействием уполномоченных правоохранительных органов РФ по пресечению коррупционных правонарушений и нарушений прав человека.

Юридическим основанием проведения правовой экспертизы является возбуждение уголовного  дела в отношении Ли в нарушение:  

-пункта 2 статьи 140 УПК РФ, установившем то, что основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления;

-статьи 8 УК РФ, установившей, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления.

Данный документ носит внепроцессуальный характер.

 

1.3. Нормативная база и источники информации

 

1.«Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N174-ФЗ.

2.«Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N63-Ф3.

3.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011г. N11  "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности".

4.Зарубин А.В., Сумачев А.В. Квалификация преступлений экстремистской направленности: Методические рекомендации. Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, 2011. – 39 с.

5.Преступления против личности с оценочными признаками: вопросы квалификации: монография / Р.С. Джинджолия. – М. : Издательство «Русайнс», 2015. – 212 с.

6.Руководство для следователей. Под ред. Мозякова В.В. М.: Экзамен, 2005.- 912 с.

6.Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001г. №73-Ф3.

7.Российская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, уголовном, арбитражном, административном и уголовном процессе - 2-е изд., перераб. И доп. - М.: Норма, 2009

 

1.4.  Перечень исследованных документов

 

1.Обращение депутата Курской областной думы Ли "За бездействием Президента последует противодействие"  от 4 марта 2016 года.

2.Видеозапись Обращения  депутата Курской областной думы Ли "За бездействием Президента последует противодействие"  от 4 марта 2016 года.

3.Постановление Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области о возбуждении уголовного дела в отношении Ли от 31.03.2016г.

4.Постановление прокурора Центрального административного округа гурска Черкашиной Н.В. о направлении материалов проверки в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании.

5.Лингвистическое исследование кандидата филологических наук Т.Д. Демидовой от 23.03.2016г.

6.Письмо Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций №А26-19-19500671 от 29.02.2016г.

7.Обращение депутата Курской областной думы Ли Президенту РФ в форме электронного документа №1950063, зарегистрированное  29 февраля 2016 года

8.Материалы о деятельности Ли, представленные в интернет-источниках:

-сайт газеты «Народный жураналист» http://gazeta-ng.ru ;

-личная страница Ли в социальной сети «В контакте» https://vk.com/id157045461 .

 

2. Методологическая часть

 

2.1. Особенности квалификации

преступлений экстремистской направленности

 

В российском законодательстве не закреплено понятие преступлений экстремистской направленности.

 В Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности» прямо не определены конкретные преступления, которые можно было бы отнести к преступлениям экстремистской направленности.

Отсутствие перечисления в законе таких конкретных преступлений позволяет отнести к преступлениям экстремистской направленности практически любое преступное деяние, если оно является проявлением экстремизма.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» экстремистской деятельностью (экстремизмом) является:

1) деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на:

- насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности России;

- подрыв безопасности России;

- захват или присвоение властных полномочий;

- создание незаконных вооруженных формирований;                   

- осуществление террористической деятельности;                       

- возбуждение расовой, национальной, или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;

- унижение национального достоинства;

- осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;

- пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности;

2) пропаганда и публичное демонстрирование нацисткой атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацисткой атрибутикой или символикой до степени смешения;

3) публичные призывы к осуществлению указанной деятельности или совершению указанных действий;

4) финансирование указанной деятельности либо иное содействие ее осуществлению или совершению указанных действий, в том числе путем предоставления для осуществления указанной деятельности финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной, факсимильной и иных видов связи, информационных услуг, иных материально-технических средств.

Достаточно большое количество преступных деяний можно отнести к преступлениям экстремистской направленности:

–ст.280 УК РФ – публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности;

–ст.282 УК РФ – возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства;

–ст.282.1. УК РФ – организация экстремистского сообщества;

–ст.282.2. УК РФ – организация деятельности экстремистской организации.

Также ответственность за преступления экстремистской направленности, предусмотрена в иных главах.

К преступлениям экстремистской направленности могут быть отнесены и другие преступления, которые совершены по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы в соответствии с п. «е» ч. 1 ст.63 УК РФ.

 

Основным объектом преступлений экстремистской направленности признаются общественные отношения в сфере внутренней безопасности РФ.

Часть 2 статьи 29 Конституции РФ закрепляет недопустимость пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, а также запрещает пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

Наиболее опасными и распространенными видами экстремизма в России признаются те виды, которые основаны на национальном, расовом, религиозном признаке.

Специалисты отмечают, что экстремизм, основанный на политической, идеологической ненависти или вражде, а также ненависти или вражде в отношении какой-либо социальной группы в настоящее время в России не развит.

Основными проблемами квалификации преступлений экстремистской направленности выступают трудности установления признаков составов данных преступлений, так как многие из них носят оценочный характер, в том числе предусмотренные статьей 282 УК РФ.

Состав преступления по части 1 статьи 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» содержит следующее:

«1. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети "Интернет", -

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок».

Объектом преступления является национальное, расовое и религиозное, половое, языковое, социальное равноправие и свобода исповедовать любую религию или быть атеистом, а также достоинство потерпевшего.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч.1 ст.282 УК РФ, заключается в возбуждении ненависти или вражды, а также унижении человеческого достоинства.

Действия, направленные на унижение достоинства человека или группы лиц, имеют локальную цель - унизить, оскорбить, показать ущербность, неполноценность, неприглядность, ограниченность людей конкретной национальности либо отдельного гражданина. Такие действия могут проявляться самостоятельно либо выступать составным элементом предшествующих деяний по разжиганию вражды.

Политическая ненависть либо вражда означает чувство отвращения, злонамеренности, презрения представителей одной социальной группы, политической партии, движения, нации, проявляемое по отношению к другой социальной группе, политической партии, движению, нации в стремлении достичь, удержать или использовать государственную власть либо участвовать в делах государства или общественной жизни.

Под возбуждением следует понимать публичную или с помощью средств массовой информации (печати, радио, телевидения) пропаганду или агитацию, содержащую открытые призывы, внушающие неопределенному числу граждан вражду, ненависть, презрение к лицам иного пола, языка, иной национальности или расы путем внушения им идеи неполноценности этих граждан, оскорбляющие нравственные чувства и человеческое достоинство лишь на основе их национальной или расовой принадлежности.

Субъективная сторона преступления заключается в прямом умысле: субъект сознает, что он публично, т. е. обращаясь к значительному числу лиц на митингах, собраниях и сборищах толпы или используя любые средства массовой информации, стремится посеять национальную, расовую или религиозную вражду либо ненависть среди населения или создать представление об исключительности или превосходстве иной языковой, социальной либо половой группы, национальности, расы или религии над другими и желает достичь этой специальной цели.

Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16 лет, гра-жданин РФ, иностранный гражданин либо лицо без гражданства.

 

2.2. Использование оценочных признаков

при квалификации преступлений

 

Справедливость правоприменительной деятельности может быть достигнута лишь при максимальной ясности, однозначности, четкости и конкретности норм уголовного закона, содержащих совокупность объективных и субъективных признаков, характеризующих деяние как конкретное преступление.

Состав преступления образуют четыре группы признаков, характеризующих объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону деяния.

Однако, набор этих признаков может существенно варьироваться у составов преступлений разных видов. Уголовное право различает по специфике описания:

-формально-определенные (конкретно-определенные) признаки составов преступлений, четко и однозначно зафиксированные в законе;

-оценочные признаки, приобретающие реальное значение лишь в процессе.

Содержание оценочных признаков определяется правосознанием лица, которое применяет норму уголовного права, исходя из конкретных обстоятельств дела по своему усмотрению. Но уровень правосознания и профессиональной подготовленности сотрудников правоохранительных органовы не одинаков.

В связи с этим, а также из-за отсутствия законодательного разъяснения ряда уголовно-правовых терминов оценочного характера, употребляемых при установлении оснований ответственности, возникает разноречивое толкование одних и тех же понятий, используемых как в доктрине уголовного права, так и в правоприменительной практике.

Этим могут воспользоваться недобросовестные сотрудники правоохранительных органов, что может привести к принятию неправосудных решений. 

В связи с этим важным является исследование проблем использования оценочных признаков на теоретическом и практическом уровне, а также разработка критериев квалификации преступлений при использовании оценочных признаков.

Одним из исследователей данной темы является Джинджолия Р.С., доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного права юридического факультета Российского нового университета.

В своей монографии "Преступления против личности с оценочными признаками: вопросы квалификации" он разработал выборочный терминологический словарь-перечень понятий и признаков, используемых в Общей части уголовного права и разделе VII Особенной части Уголовного кодекса РФ.

В нем им предложена следующая классификация. 

1. Относительно простые понятия и признаки

1.1. Оценочно-формальные (недостаточно конкретизированные в законе)

1.2. Формально оценочные (слабо конкретизированные в законе)

1.3. Собственно оценочные (практически не конкретизированные в законе)

II. Сложные понятия и признаки

2.1. Оценочно-формальные (недостаточно конкретизированные в законе)

2.2. Формально-оценочные (слабо конкретизированные в законе)

2.3. Собственно оценочные (практически не конкретизированные в законе)

III. Сложносоставные понятия и признаки

3.1. Оценочно-формальные (недостаточно конкретизированные в законе)

3.2. Формально-оценочные (слабо конкретизированные в законе)

3.3. Собственно оценочные (практически не конкретизированные в законе)

 

Основные оценочные признаки состава преступления, предусмотренные статьей 282 УК РФ  (вражда, ненависть, унижение, достоинство) распределены следующим образом. 

1. Относительно простые понятия и признаки

1.2. Формально оценочные (слабо конкретизированные в законе)

Вражда - отношения и действия, проникнутые неприязнью, ненавистью, злобой и отвращением к лицу, ассоциируемому с противником, неприятелем, врагом.

Ненависть - чувство сильной вражды и отвращения; стойкое активное отрицательное чувство, направленное на явления, противоречащие его потребностям, убеждениям, духовно-нравственным ценностям и способное вызвать не только преувеличенно негативную оценку предмета своей направленности, но и активную деятельность, направленную против него. Формированию ненависти обычно предшествует острое недовольство, вызываемое нежелательным развитием событий или систематическим накоплением более слабых воздействий источника отрицательных переживаний. Предметом ненависти в таких случаях становится реальная или воображаемая причина этих событий.

Унижение - оскорбление, унижающее достоинство, самолюбие.

1.3. Собственно оценочные (практически не конкретизированные в законе)

Достоинство - внутренняя самооценка собственных качеств, способностей, мировоззрений, своей общественной значимости, базирующаяся на воспитанных с детства качествах - совестливости, чувстве сострадания, презрении к чинопочитанию, подхалимству, отсутствии стремления достичь жизненных благ любой ценой; уважение высоких моральных качеств в самом себе; совокупность собственных качеств, способностей и их внутренняя самооценка.

 

Джинджолия отмечает следующие узловые моменты при квалификации преступлений с оценочными признаками, что должно быть учтено правоприменителями.

1.Понятийный аппарат уголовного права содержит значительное количество недостаточно конкретизированных (неформализованных) в уголовном законе понятий и признаков, использование которых затрудняет унификацию правоприменительной процедуры, повышает возможность, роль и значение субъективного судебного усмотрения.

2.Излишняя формализация уголовного права создает предпосылки для неоднозначной трактовки чрезмерно «жестко» сконструированных дефиниций с отсылочными бланкетными и формальными составами. Использование оценочных категорий в уголовном праве призвано обеспечивать дифференцированный подход к рассмотрению того или иного деяния.

3.Очень высока практическая и теоретическая значимость приведения в порядок и обеспечения понятийной базы оценочных признаков, используемых в уголовном праве и заимствованных прикладными науками.

4.При исследовании проблем рационального использования и унификации оценочных признаков уголовного закона наиболее важно детальное изучение этого вопроса применительно к преступлениям против личности.

 

На практике догматизация ряда положений, имеющих отсылочный (бланкетный) характер приводит к ситуациям,  когда нормы (правила техники безопасности, дорожного движения, воинской службы и т.д.), которые отражены в УК РФ без разъяснения их содержания, фактически приобретают статус закона, а их нарушение становится основанием для уголовной ответственности.

Создается возможность отклонения от одного из основополагающих принципов уголовного права— дифференциации ответственности в зависимости от сути деяния.

При этом повышается роль нормативного (судебного) толкования таких уголовно-правовых норм через постановления Пленума Верховного суда РФ.

В условиях отсутствия унифицированной системы оценочных признаков и в целях недопущения правоприменителями ошибок важным является выполнение рекомендаций Верховного суда РФ. 

Связывая квалификацию уголовного деяния с той или иной оценочной категорией, необходимо максимально точно указывать основания (со ссылкой на конкретные обстоятельства дела), которые привели к выводу о соответствии ситуации данному оценочному понятию.

 

2.3. Рекомендации по рассмотрению уголовных дел

о преступлениях экстремистской направленности,

представленные  в постановлении Пленума

Верховного Суда  РФ от 28 июня 2011 года №11

 

Основные проблемы квалификации преступлений экстремистской направленности связаны с установлением оценочных признаков, которыми изобилует как определение экстремизма, так статьи УК РФ, устанавливающие ответственность за данные преступления.

Для успешного правоприменения необходимо тщательно изучать судебное толкование нормативного материала и судебную практику по конкретным делам.

Судебная практика имеет важное значение для правильного понимания уголовного и уголовно-процессуального законодательства полицейскими, следователями, прокурорами и судьями.

Верховный Суд РФ обобщает прецедентные решения отдельных судов по сходным делам и в более абстрактном, обобщенном, формализованном виде формулирует рекомендации по применению того или иного оценочного понятия или признака в руководящем постановлении по определенной категории дел.

В связи с этим разъяснения Верховного суда РФ имеют важное значение в правоприменительной деятельности.

Поэтому приведем некоторые положения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011г. N11  "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности".

В целях обеспечения единства судебной практики по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности Пленум Верховного Суда РФ постановил следующее.  

1. При рассмотрении уголовных дел о преступлениях экстремистской направленности судам следует обеспечивать,

с одной стороны, охрану публичных интересов (основ конституционного строя, целостности и безопасности РФ),

а с другой - защиту гарантированных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина - свободы совести и вероисповедания, свободы мысли, слова, массовой информации, права свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, права собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.

При производстве по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности судам необходимо иметь в виду, что согласно пункту 2 части 1 статьи 73 УПК РФ подлежат доказыванию мотивы совершения указанных преступлений.

Преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, следует отграничивать от преступлений, совершенных на почве личных неприязненных отношений.

Для правильного установления мотива преступления следует учитывать, в частности, длительность межличностных отношений подсудимого с потерпевшим, наличие с ним конфликтов, не связанных с национальными, религиозными, идеологическими, политическими взглядами, принадлежностью к той или иной расе, социальной группе.

Под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, следует понимать, в частности, высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц.

Критика политических организаций, идеологических и религиозных объединений, политических, идеологических или религиозных убеждений, национальных или религиозных обычаев сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти или вражды.

При установлении в содеянном в отношении должностных лиц (профессиональных политиков) действий, направленных на унижение достоинства человека или группы лиц, судам необходимо учитывать положения статей 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации, принятой Комитетом министров Совета Европы 12 февраля 2004 года, и практику Европейского Суда по правам человека, согласно которым:

-политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в средствах массовой информации;

-государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в средствах массовой информации в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Критика в средствах массовой информации должностных лиц (профессиональных политиков), их действий и убеждений сама по себе не должна рассматриваться во всех случаях как действие, направленное на унижение достоинства человека или группы лиц, поскольку в отношении указанных лиц пределы допустимой критики шире, чем в отношении частных лиц.

Предусмотренное частью 1 статьи 282 УК РФ преступление считается оконченным с момента совершения хотя бы одного действия, направленного на возбуждение ненависти либо вражды, а равно на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам их принадлежности к определенным полу, расе, национальности, языку или в зависимости от происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе.

Преступление, предусмотренное статьей 282 УК РФ, совершается только с прямым умыслом и с целью возбудить ненависть либо вражду, а также унизить достоинство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе.

При назначении судебных экспертиз по делам о преступлениях экстремистской направленности не допускается постановка перед экспертом не входящих в его компетенцию правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции суда.

В частности, перед экспертами не могут быть поставлены вопросы о том, содержатся ли в тексте призывы к экстремистской деятельности, направлены ли информационные материалы на возбуждение ненависти или вражды.

Исходя из положений статьи 198 УПК РФ судам при рассмотрении уголовных дел о преступлениях экстремистской направленности надлежит обеспечить подсудимому возможность ознакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы независимо от ее вида и с полученным на ее основании экспертным заключением либо с сообщением о невозможности дать заключение; заявить отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, о привлечении в качестве эксперта указанного им лица либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, о внесении в определение (постановление) о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту.

Рекомендовать судам при рассмотрении уголовных дел о преступлениях экстремистской направленности в соответствии с частью 4 статьи 29 УПК РФ выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению указанных преступлений, и частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц.

 

3. Исследовательская часть

 

3.1. Незаконность возбуждения уголовного дела

в отношении Ли  ввиду отсутствия достаточных оснований

и неправильного применения оценочных признаков

 

Рассмотрим основные документы дела: 

-постановление Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области о возбуждении уголовного дела в отношении Ли от 25.03.2016г.;

-постановление прокурора Центрального административного округа гурска Черкашиной Н.В. о направлении материалов проверки в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании;

-лингвистическое исследование кандидата филологических наук Т.Д. Демидовой от 23.03.2016г. на предмет наличия достаточных оснований для возбуждении уголовного дела.

Постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Ли по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи  282 УК РФ, вынесено 31 марта 2016 года И.о. руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области полковником юстиции Кретовым И.В. по итогам рассмотрения сообщения о преступлении - постановления прокурора Центрального административного округа гурска Черкашиной Н.В. о направлении материалов проверки в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании от 25.03.2016г. (КУСП №55).

В частности, в постановлении приведено следующее:

«В Следственное управление Следственного комитета РФ по Курской области 28.03.2016 из Прокуратуры Центрального административного округа гурска в порядке п.2 ч.2 ст.37 УПК РФ поступил материал проверки по факту совершения Ли О.С. действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам принадлежности к членам социальной группы представителей конституционно-установленных институтов федеральной государственной власти Российской Федерации - сотрудников прокуратуры, судей, совершенных с использованием   средств массовой информации и информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети "Интернет".

Установлено, что в марте 2016 года Ольга Сергеевна Ли при помощи электронных устройств, имеющих доступ в сеть "Интернет", разместила в разделе "Моя страница" на своей странице "Ольга Ли" в социальной сети «В контакте", имеющий номер ID157045461, печатный текст обращения, начинающегося словами: "Уважаемый Владимир Владимирович!", открытый для свободного просмотра пользователями социальной сети "В контакте".

Кроме того, в сети "Интернет" размещены открытые для свободного просмотра доступа  пользователи сети "Интернет" видео-файлы с видеозаписями выступлений Ли О.С.

Согласно лингвистическому исследованию от 25.03.2016 в тексте на странице Ли О.С. в социальной сети "В контакте" и в выступлениях Ли О.С., распространенных в сети "Интернет": "За бездействием  последует противодействие", "I один у полi воiн", "ИНтервью с журналистами Радио Свобода", содержится лексика высказываний, направленных на унижение достоинства группы лиц по признакам принадлежности к социальной группе представителей власти, в частности сотрудников правоохранительных органов и судебной системы.

Содержащиеся в обращениях Ли О.С. утверждения сопряжены  с обвинениями в совершении особо тяжких преступлений в адрес группы лиц, по признаку принадлежности к социальной группе представителей конституционно-установленных институтов федеральной государственной власти Российской Федерации - сотрудников прокуратуры, судей.

Распространенная информация направлена на возбуждение ненависти и вражды к деятельности  всех должностных лиц вышеуказанных институтов государственной власти как преступной и вредной для общества и государства».

Постановление прокурора Центрального административного округа гурска Черкашиной Н.В. о направлении материалов проверки в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании содержит следующее: 

«В марте 2016 года в сети Интернет распространено видеобращение депутата Курской областной Думы Ли О.С. Президенту Российской Федерации, в содержании которого усматриваются признаки возбуждения ненависти, а также унижения достоинства членов социальной группы представителей конституционно-установленных институтов федеральной государственной власти Российской Федерации - сотрудников прокуратуры, судей.

Содержащиеся в обращении утверждения сопряжены с обвинениями в адрес неопределенного круга лиц, по признаку принадлежности к социальной группе представителей федеральной государственной власти, особо тяжких преступлений.  

Распространенная информация направлена на формирование негативной оценки деятельности всех должностных лиц вышеуказанных институтов государственной власти как преступной и вредной для общества и государства.

При этом, содержащиеся в обращении сравнения и клеветнические заявления унижают человеческое достоинство неопределенного круга лиц и направлены на подрыв авторитета федеральных органов государственной власти».    

Основанием возбуждения уголовного дела стало лингвистическое исследование кандидата филологических наук Т.Д. Демидовой от 23.03.2016г.

Лингвистическое исследование проведено в отношении распространенных в сети Интернет выступлений Ли на предмет наличия:

-признаков, свидетельствующих о призывах к разжиганию межнациональной ненависти и вражды,

-действий и высказываний, направленных на унижение достоинства человека (группы лиц) по признакам принадлежности к социальной группе представителей власти, в частности, сотрудников правоохранительных органов и судебной  системы.      

В частности,  исследование содержит следующее:  

«В представленных контекстах не найдено маркирующих лексических единиц, явно свидетельтсвующих о призывах к разжиганию межнациональной ненависти и вражды...

Только последний из представленных контекст содержит эмоционально-оценочную окраску, а также лексику, понятийно формирующую отрицательные образы (психологический террор, пропаганда, военные действия, насилие, захват), которая в сочетании с иностранными топонимами может послужить основой для возникновения межнациональной вражды».  

«Второй вопрос, поставленный в начале исследования и касающийся наличия в тексте выступлений О.С.Ли высказываний, направленных на унижение достоинства    человека (группы лиц) по признакам принадлежности к социальной группе представителей власти, в частности, сотрудников  правоохранительных органов и судебной системы, требует установления объема следующих понятий: унижение и достоинство.

Унижение - оскорбить чье-либо самолюбие, достоинство, поставить в унизительное положение (Большой толковый словарь / глед. С.А.Кузнецов, 1998).

Достоинство - совокупность высоких моральных качеств, их уважение в самом себе; сознание  своих прав, собственной значимости (Большой толковый словарь / глед. С.А.Кузнецов, 1998).   

Итак, фраза  - унижение достоинства человека - обозначает сознательное создание отрицательного образа личности, его моральных качеств с помощью речевых характеристик.

Исследование представленных стенограмм показало, что высказывания говорящего (О.С.Ли) с отрицательной коннотацией тематически формируются вокруг личности прокурора Курской области А.А. Филимонова.

Метод сплошной выборки позволил выделить лексику с негативной оценкой в семантике: преступные сообщества, влючающие, прежде всего, работников прокуратуры, полиции и суда; институт федеральных инпекторов, не что иное, как способ пристроить      на сытую государственую службу приближенных Администрации президента; если завтра Филимонов и прочая прокурорская нечисть не будет предана суду ... (1); противоправные действия прокурора Курской области А.Филимонова, который скрывает преступления различных должностных лиц и своих подчиненных; прокуратура "крышует" администрацию города (3); Филимонов занимается сокрытием преступной деятельности своих подчиненных; под "крышей» прокурора области; Филимонов устроил травлю на журналистов, изобличающих его преступную деятельность; он знал и <...> через своих бизнес-криминальных друзей организовал нападение силами асоциальных элементов; вовлекая <...> в свой банно-саунный кооператив, Филимонов, на мой взгляд, создает тем самым преступное сообщество (4).       

Представленная лексика, а именно, жаргонное "крыша, крышевать", преступное сообщество, окказионализм бизнес-криминальные друзья, асоциальные элементы и т.д., позволяет сформировать отрицательный криминальный образ личности, по отношению к которой использованы подобные выказывания.

То есть в представленных стенограммах содержится лексика высказываний, направленных на унижение достоинства человека (группы лиц) по признакам принадлежности к социальной группе представителей, в частности, сотрудников правоохранительных органов и судебной системы». 

 

Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (пункт 2 статьи 140 УПК РФ).

Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления (статья 8 УК РФ), то есть объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону деяния.

Для возбуждения уголовного дела нужно провести квалификацию преступления. 

Квалификация преступления – это оценка преступного деяния, установление соответствия признаков конкретного деяния признакам предусмотренного уголовным законом преступления. 

Она проводится путем сопоставления фактических данных и обстоятельств дела с уголовно-правовой нормой по всем элементам состава преступления. Процесс квалификации преступления обычно начинается с установления объекта и объективной стороны, а заканчивается установлением субъекта и субъективной стороны.

Как отмечено в методологической части некоторые признаки состава преступления, предусмотренные статьей 282 УК РФ  (вражда, ненависть, унижение, достоинство), являются оценочными.

Данные оценочные признаки приобретают реальное значение и содержание в процессе квалификации, что во многом зависит от уровня правосознания и профессиональной подготовки правоохранителей, действующих исходя из конкретных обстоятельств дела по своему усмотрению.

Поэтому при квалификации преступления с оценочными категориями требуется максимально точное указание оснований со ссылкой на конкретные обстоятельства дела, которые привели к выводу о соответствии ситуации данному оценочному понятию.

 

По субъективной оценке эксперта, орган предварительного следствия принял решение о возбуждении уголовного дела:

-не имея достаточных оснований для этого;

-не изучив объективно все обстоятельства дела;

-неправильно применив нормы уголовного права.          

 

Выявлены 2 основных нарушения, повлекшие неправильную уголовно-правовую квалификацию действий Ли:

1.Необоснованность утверждения Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области о том, что «обвинения в совершении особо тяжких преступлений в адрес сотрудников прокуратуры, судей» направлены на «возбуждение ненависти и вражды к деятельности  должностных лиц» ввиду неустановления достоверности или недостоверности представленных сведений.

2.Постановка перед экспертом-лингвистом без юридического образования вопросов с явным обвинительным уклоном, содержащих диспозицию статьи  282 УК РФ и в случае положительного ответа на которые происходит однозначная квалификация деяний под данную статью, в нарушение рекомендаций постановления Пленума  Верховного Суда  РФ от 28 июня 2011г. N11.

Таким образом, недобросовестные сотрудники правоохранительных органов могут привлечь к уголовной ответственности любого человека за его высказывания, содержащие объективную критику и достоверные сведения о правонарушениях, путем:

- отказа от должного рассмотрения сообщений о коррупционных правонарушениях;

- постановки перед экспертом-лингвистом без юридического образования вопросов с явным обвинительным уклоном о наличии в высказываниях возбуждения ненависти, вражды и унижения достоинства группы лиц по признакам принадлежности к социальной группе, в которых содержится диспозиция статьи 282 УК РФ, то есть описание или характеристика объективных и субъективных признаков общественно опасного поведения, признаваемого преступлением экстремистской направленности.

 

В постановлении о возбуждении уголовного дела указано, что «поступил материал проверки по факту совершения Ли О.С. действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц».

Эксперту было задано два вопроса о наличии в высказываниях:

-разжигания межнациональной ненависти и вражды,

-унижения достоинства человека (группы лиц).

От эксперта получен только один положительный ответ по второму вопросу: 

-«…может послужить основой для возникновения межнациональной вражды»;  

-«…содержится лексика высказываний, направленных на унижение достоинства человека (группы лиц)».

Однако, в постановлении о возбуждении уголовного дела высказывания Ли получили следующую оценку: 

«Распространенная информация направлена на возбуждение ненависти и вражды к деятельности  всех должностных лиц вышеуказанных институтов государственной власти как преступной и вредной для общества и государства».

Непонятно, на каком основании сотрудники Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области установили наличие в тексте ненависти и вражды к деятельности должностных лиц ?

Во-первых, для однозначной квалификации «обвинений в совершении особо тяжких преступлений в адрес сотрудников прокуратуры, судей»  как  «направленных на возбуждение ненависти и вражды к деятельности  должностных лиц» необходимо установить достоверность или недостоверность представленных сведений.

Во-вторых, эксперту был задан вопрос о «межнациональной ненависти и вражде», а   не о «ненависти и вражде к деятельности должностных лиц».

Приведем результаты уголовно-правовой оценки в табличной форме.                        

 

Квалификация

деяний  Ли

Оценка эксперта

Оценка следственного управления

Возбуждение

ненависти и вражды

к сотрудникам 

правоохранительных и судебных органов

Отсутствует, вопрос

касался межнациональной ненависти и вражды 

Установили наличие 

без проверки сообщений

о коррупционных правонарушениях

Унижение достоинства сотрудников правоохранительных и судебных органов 

Потвердил наличие   

Привели вывод эксперта

 

Фактически решение о возбуждении уголовного дела вынесено без соблюдения всех процессульных норм, в частности, не проведена правильно уголовно-правовая квалификация деяний ввиду:

-необоснованного вывода Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области о том, что «обвинения  в совершении особо тяжких преступлений в адрес сотрудников прокуратуры, судей»  направлены на «возбуждение ненависти и вражды к деятельности  должностных лиц» по причине непроведения проверки сообщений о коррупционных правонарушениях;

-нарушения рекомендаций постановления Пленума  Верховного Суда  РФ от 28 июня 2011г. N11 при проведении лингвистического исследования.

 

Рассмотрим необоснованность утверждений Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области о наличии признаков преступления в действиях Ли.

Согласно рекомендаций при квалификации уголовного деяния с оценочной категорией, необходимо максимально точно указывать основания (со ссылкой на конкретные обстоятельства дела), которые привели к выводу о соответствии ситуации данному оценочному понятию.

В деле Ли основанием наличия признаков преступления является установление недостоверности сведений.

После установления достоверности или недостоверности сведений возможны 2 варианта:

-если сведения, представленные Ли, достоверны, то отрицательные характеристики представителей правоохранительных и судебных органов Курской области являются объективной оценкой  результатов их действий (бездействия), то есть ни не содержат признаки состава преступлений, и сообщения о коррупционных правонарушениях подлежат рассмотрению;

-если сведения, представленные Ли, недостоверны, то они могут содержать признаки унижения достоинства, то есть имеют признаки состава преступлений.

Таким образом, для отработки возможности привлечения Ли к уголовной ответственности необходимо было осущестить следующую последовательность процессуальных действий. 

1. Проверить сообщения Ли  о коррупционных правонарушениях в Курской области.

2. Вынести постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и утвердить их в вышестоящих судебных инстанциях.  

3. Рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении Ли по статье 306 УК РФ за  ложное сообщение о преступлениях.

4.Рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении  Ли  по статье 282 УК РФ.

                     

Рассмотрим нарушение рекомендаций постановления Пленума  Верховного Суда  РФ от 28 июня 2011г. N11 при проведении лингвистического исследования.

Если рассматривать высказывания Ли без учета обстоятельств дела и правовых норм, а только в контексте лингвистических определений терминов «унижение» и «достоинство», то можно согласиться с выводом эксперта-лингвиста о наличии унижения достоинства. 

Однако, как отмечено в методологической части, догматизация ряда положений, имеющих отсылочный (бланкетный) характер приводит к ситуациям, когда нормы (правила техники безопасности, дорожного движения, воинской службы и т.д.), которые отражены в УК РФ без разъяснения их содержания, фактически приобретают статус закона, а их нарушение становится основанием для уголовной ответственности.

Односторонняя оценка высказываний Ли с точки зрения лингвистики  привела к необъективности правовой оценки и неправильной квалификации деяний. 

Зкспертизы, проведенные экспертами-лингвистами, не могут быть единственным и достаточным основанием для возбуждения уголовных дел экстремистской направленности.

Необходима правильная юридическая квалификация с соблюдением всех процессуальных норм.

При квалификации преступлений с использованием оценочных признаков в целях недопущения правоприменителями ошибок и в условиях отсутствия унифицированной системы оценочных признаков необходимо руководствоваться нормативным (судебным) толкованием таких уголовно-правовых норм, что осуществлется, прежде всего,  посредством постановлений Пленума Верховного суда РФ.

Постановка перед экспертом-лингвистом без юридического образования вопросов  с явным обвинительным уклоном, содержащих диспозицию статьи  282 УК РФ «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека (группы лиц)» и в случае положительного ответа на которые происходит однозначная квалификация деяний под данную статью,

нарушила 2 рекомендации постановления Пленума  Верховного Суда  РФ от 28 июня 2011г. N11 о (1) недопустимости постановки перед экспертом не входящих в его компетенцию правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, и (2) недопустимости постановки перед экспертом вопросов о содержании призывов к экстремистской деятельности, направленности информационных материалов на возбуждение ненависти или вражды.

 

Также выявлены необоснованность следующих выводов:

-следственного управления о том, что «содержащиеся в обращениях Ли О.С. утверждения сопряжены  с обвинениями в совершении особо тяжких преступлений в адрес группы лиц, по признаку принадлежности к социальной группе представителей конституционно-установленных институтов федеральной государственной власти Российской Федерации - сотрудников прокуратуры, судей»  ввиду отсутствия в уголовном законодательстве  однозначного толкования термина «социальная группа»;

-эксперта о том, что «представленная лексика позволяет сформировать отрицательный криминальный образ личности» в ввиду того, что Ли высказала отрицательные характеристики представителей правоохранительных и судебных органов Курской области в контексте оценки результатов их действий (бездействия), а не их личных физических или психологических характеристик.

 

Отсутствие в законодательстве раскрытия сущностного содержания термина «социальная группа» повышает вероятность злоупотреблений  со стороны представителей правоохранительных и судебных органов. 

В настоящее время данная статья, часто, используется для политически мотивированного подавления представителей независимых институтов гражданского общества и противодействия деятельности субъектов антикоррупционной политики со стороны коррумпированных чиновников, правоохранителей и судей.

Ввиду применения оценочных признаков и отсутствия однозначного толкования термина «социальная группа» статья 282 УК РФ стала универсальным средством подавления политической оппозиции и противодействия субъектам, ведущим антикоррупционную деятельность.

Унижение достоинства личности представляет собой, прежде всего, отрицательную оценку личности, а не результатов деятельности.

Ли высказала субъективное оценочное суждение о представителях правоохранительных и судебных органов на основании предположений о совершении ими коррупционных преступлений.

Нельзя однозначно утверждать, что Ли унизила достоинство сотрудников правоохранительных и судебных органов Курской области, пока ее сообщения не проверены должным образом и не установлена их недостоверность.   

 

В результате вышеописанных нарушений органом предварительного следствия не выполнены обязательные действия, предусмотренные уголовно-процессуальным законом на стадии возбуждения уголовного дела: 

-установление наличия (отсутствия) оснований к возбуждению уголовного дела;

-объективное изучение всех обстоятельств дела;

-правильная юридическая квалификация деяний.

 

Нарушения уголовно-процессуальных норм при возбуждении уголовного дела в отношении Ли (отсутствие достаточных оснований, неправильное применение оценочных признаков, отказ от объективного изучения обстоятельств дела, неправильная юридическая квалификация деяний) выразились в следующем.

 

1.Неустановление достоверности или недостоверности неоднократных сообщений Ли о коррупционных правонарушениях в Курской области в результате отказа уполномоченных федеральных органов от их должного рассмотрения.

Это стало причиной необоснованного вывода органа предварительного следствия о том, что «обвинения в совершении особо тяжких преступлений в адрес сотрудников прокуратуры, судей» направлены «возбуждение ненависти и вражды к деятельности  должностных лиц».

2.Неправильная юридическая квалификация деяний.

Это привело  к оценке высказываний Ли на предмет наличия возбуждения ненависти и вражды, унижение человеческого достоинства (группы лиц) по признакам принадлежности к социальной группе:

2.1. в отрыве от установления всех обстоятельств дела и истинных побудительных мотивов с учетом антикоррупционной направленности деятельности Ли;  

2.2. экспертом-лингвистом без юридического образования, перед которым был поставлен вопрос с явным обвинительным уклоном, содержащим диспозицию статьи  282 УК РФ и в случае положительного ответа на который происходит однозначная квалификация деяний под данную статью,

что нарушило 2 рекомендации постановления Пленума  Верховного Суда  РФ от 28 июня 2011г. N11 о (1) недопустимости постановки перед экспертом не входящих в его компетенцию правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, и (2) недопустимости постановки перед экспертом вопросов о содержании призывов к экстремистской деятельности, направленности информационных материалов на возбуждение ненависти или вражды.

2.3. при отсутствии в уголовном законодательстве однозначного толкования термина «социальная группа».

2.4. без учета того, что Ли высказала отрицательные характеристики представителей правоохранительных и судебных органов Курской области в контексте оценки результатов их действий (бездействия), а не их личных характеристик.

 

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о незаконности и необоснованности возбуждения уголовного дела в отношении Ли ввиду отсутствия достаточных оснований, неправильного применения оценочных признаков, множественных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законов. 

 

3.2. Нарушение  рекомендаций

по рассмотрению уголовных дел о

преступлениях экстремистской направленности,

представленных  в постановлении Пленума

Верховного Суда  РФ от 28 июня 2011 года №11

 

Изучение судебной практики показывает, что одна из наиболее распространенных причин недостаточной мотивированности и обоснованности принимаемых судебных решений является неправильное использование оценочных категорий.

Следователи и судьи далеко не всегда детально исследуют все конкретные обстоятельства рассматриваемого ими дела.

Поэтому важным является изучение и соблюдение руководящих постановлений Верховного суда РФ, которые содержат рекомендации по применению различных оценочных понятий (признаков) и судебное толкование нормативного материала.

По преступлениям экстремистской направленности такие рекомендации  содержатся в постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011г. N11.

В деле Ли следствие идет предвзято с обвинительным уклоном и  должным образом не рассматривается версия невиновности.

Поэтому приведем нарушения положений данного инструктивного материала.

1. Нарушение рекомендации об обеспечении не только охраны публичных интересов (основ конституционного строя, целостности и безопасности РФ), но и защиты гарантированных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина - свободы мысли, слова, права свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

Нарушение выражается в уголовном преследовании депутата, журналиста и гражданина Ли за сообщения о коррупционных правонарушениях в Курской области, призывы по принятию мер реагирования уполномоченными государственными органами, объективную критику высших должностных лиц, что нарушило ее права на свободу мысли и слова, права на распространение информации.

2. Нарушение рекомендации о доказывании мотивов совершения указанных преступлений в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 73 УПК РФ.

Нарушение выражается в неустановлении истинных побудительных мотивов обращения, сделанного ввиду отсутствия должного реагирования на неоднократные обращения о коррупционных правонарушениях в Курской области.

Ли, как депутат, руководствуется, прежде всего, законными интересами своих избирателей и стремится к добросовестному выполннению депутатских обязанностей, в том числе в области противодействия  коррупции. При квалификации деяний не был учтен антикоррупционный характер деятельности Ли.

3. Нарушение рекомендации об учете длительности межличностных отношений подсудимого с потерпевшим, наличие с ним конфликтов в целях  правильного установления мотива преступления.

Нарушение выражается в неучете наличия длительного конфликта Ли с коррумпированными чиновниками, правоохранителями и судьями Курской области в связи с осуществленнием ею профессиональной деятельности по противодействию коррупции.  Они могут быть заинтересованы в незаконном возбуждении  уголовного дела в отношении Ли.

4. Нарушение рекомендации об учете положения статей 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации, принятой Комитетом министров Совета Европы 12 февраля 2004 года, и практики Европейского Суда по правам человека, согласно которым:

-политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в средствах массовой информации;

-государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в средствах массовой информации в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Критика в средствах массовой информации должностных лиц (профессиональных политиков), их действий и убеждений сама по себе не должна рассматриваться во всех случаях как действие, направленное на унижение достоинства человека или группы лиц, поскольку в отношении указанных лиц пределы допустимой критики шире, чем в отношении частных лиц.

Нарушение выражается в необоснованном обвинении Ли в унижении достоинства сотрудников правоохранительных и судебных органов без проведения проверки представленных сведений, а также неформальном порицании критики Ли в отношении Президента РФ.

Президент РФ является гарантом прав граждан и несет ответственость за происходящее в стране. На нем лежит  ответственность за организацию нормальной работы органов федеральной власти. Он обладает всеми полномочиями по управлению  и деятельностью правоохранительных органов, а также принимает непосредственное участие в назначении прокуроров и судей.

Президент РФ, как глава государства, обязан реагировать на нарушения закона, представленные в обращениях граждан и представителей их законных интересов – депутатов в случае исчерпания средств правовой защиты.

5. Нарушение рекомендации о недопустимости постановки перед экспертом не входящих в его компетенцию правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции суда, в частности, о недопустимости перед экспертами не могут быть поставлены вопросы о том, содержатся ли в тексте призывы к экстремистской деятельности, направлены ли информационные материалы на возбуждение ненависти или вражды.

Нарушение выражается в постановке перед экспертом-лингвистом без юридического образования вопросов с явным обвинительным уклоном, содержащих диспозицию статьи  282 УК РФ и в случае положительного ответа на которые происходит однозначная квалификация деяний под данную статью.

 

3.3. Сравнительный анализ действий

по версиям виновности и невиновности Ли

 

В основе расследования преступлений находится построение и проверка следственных версий.

При проведении расследования необходима отработка как минимум двух версий: версии виновности и версии невиновности.

Поэтому рассмотрим следующие 2 версии. 

Версию виновности рассмотрим в контексте дальнейшего планирования совершения иных преступлений экстремистской направленности.

Так как разжигание ненависти и вражды обычно преследует цель осуществления реальных экстремистских действий.

Версию невиновности рассмотрим в контексте предшествовавших событий, характера и рода деятельности Ли.

Так как существует вероятность, что  информация, представленная в обращении Ли, является достоверной и объективной оценкой результатов действий (бездействия) правоохранителей Курской области.

 

Рассмотрим субъективую сторону, последовательность действий и событий для наглядности в табличной форме.

 

Версия виновности Ли

Версия невиновности Ли

Мотивы: ненависть к представителям государственной  власти.

Цель: возбуждение ненависти и вражды, унижение достоинства представителей государственной  власти,

провокация и организация массовых беспорядков, дестабилизация общественно-политического положения.

Роль: сторонник экстремизма,

организатор беспорядков.                     

Мотивы: добросовестное исполнение депутатских обязанностей.

Цель: противодействие коррупции, соблюдение законности.

Роль: представитель законных интересов избирателей, субъект государственной антикоррупционной политики.

 

Последовательность действий и событий

1. Возникновение преступного умысла к осуществлению экстремистской деятельности в результате прочтения экстремистской литературы, воздействия экстремистской пропаганды и т. д.  

1. Исчерпание средств защиты прав избирателей в результате:

-функционирования в Курской области организованного  преступного соообщества, состоящего из чиновников, правоохранителей и судей;

-бездействия уполномоченных федеральных органов. 

2. Запись и размещение Обращения в сети Интернет 

2.1. Цель Обращения:

-возбуждение ненависти и вражды, унижение достоинства представителей государственной  власти.

2.1. Цель Обращения:

-объективная оценка результатов действий (бездействия) правоохранителей;

-констатация фактов невыполнения ими своих должностных обязанностей;

-публичное требование по соблюдению законности;

-информирование избирателей о причинах произвола и беззакония.

3.  Инициация массовых актов насилия и беспорядков.

Цель: физическая расправа над представителями государственной  власти, дестабилизация общественно-политического положения.

                            

3. Проведение надлежащей проверки сведений о коррупционных правонарушениях в Курской области, привлечение виновных к ответственности.

Цель: соблюдение законности и правопорядка, восстановление нарушенных прав избираталей, наказание виновных лиц за коррупционные правонарушений, добросовестное исполнение депутатских обязанностей по защите прав избирателей.

Есть признаки состава преступления.

Необходимо провести соответствующие оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия.

Отсутствует состав преступления.

 

Версия виновности должна быть отработана после однозначного установления недостоверности сведений, представленных в обращении.

Для инициации уголовного преследования в связи с осуществлением экстремистской деятельности правоохранительные органы должны провести ряд оперативных и проверочных мероприятий в целях выявления достаточных оснований - фактов, подтверждающих осуществление экстремистской деятельности.

Следствие должно доказать виновность Ли, объективно изучив все обстоятельства дела. Должны быть установлены побудительные мотивы, объективные условия совершения преступления и фактическая роль Ли  в инициируемых событиях.

В случае виновности признаками осознанного занятия экстремистской деятельностью могут быть принадлежность к какому-либо экстремистскому сообществу, наличие литературы, видео- и аудиоматериалов экстремистской направленности, демонстрация владения холодным и огнестральным оружием, агрессивного поведения, пропаганда насилия, унижение других людей по признаками принадлежности к какой-либо группе. 

Также Ли должна была обозначить свою роль в будущих событиях, например, заявить, что хочет стать лидером, управлять массовыми актами насилия и т.д.

Лица, занимающиеся экстремистской деятельностью, во многих случаях осуществляют ее скрытным образом, избегая огласки.

Поэтому для отработки версии виновности можно предположить, что Ли занимается экстремистской деятельностью, скрытно, например, в вечернее и ночное время, выходные дни.

Сведениями об осуществлении противоправной деятельности и обстоятельствами, способствующими этому, могут быть факты того, что Ли тайно, преимущественно, в свободное от работы время:

-занимается экстремистской деятельностью самостоятельно или в составе экстремистских сообществ;

-изучает литературу, видео- и аудиоматериалы экстремистской направленности;

-демонстрирует навыки владения холодным и огнестральным оружием, сопряженного  с угрозами насилия в отношении представителей государственной  власти;

-проявляет деструктивные наклонности: унижает и оскорбляет окружающих, злоупотребляет психоактивными веществами, употребляет ненормативную лексику и т.д.

В целях объективности экпертизы был проведен мониторинг и анализ общедоступных источников в сети интернет, касающихся деятельности Ли.

В результате всестороннего изучения и анализа не выявлены факты и сведения, свидетельствующие о противоправной деятельности Ли и наличии у нее мотивов для занятия экстремистской деятельностью.

В частности, на сайте газеты «Народный журналист», личных страницах Ли в социальных сетях и других интернет-источниках: 

-не выявлено участия Ли в экстремистских сообществах; 

-отсутствуют сведения о привлечении Ли ранее к уголовной ответственности за преступления экстремистской направленности;

-отсутствует информация, направленная на возбуждение ненависти и вражды, унижение достоинства представителей государственной  власти;

-не выявлено незаконных материалов, сообщений и высказываний экстремистской направленности. 

В результате визуального изучения видео и фотоматериалов, содержащих биометрические данные Ли, в ее поведении и внешнем состоянии не выявлены признаки наличия деструктивных наклонностей: агрессивного поведения, злоупотребления психоактивными веществами, употребления ненормативной лексики и т.д.

Таким образом, мониторинг и анализ общедоступных сведений в сети Интернет о деятельности Ли свидетельствует о наибольшей вероятности версии невиновности, так как она:

-в 2011 году стала депутатом в результате жесткой конкурентной борьбы;

-пользуется авторитетом и уважением у жителей Курской области;

-добросовестно выполняет свои депутатские обязанности; 

-выступает за соблюдение законности и правопорядка;

-призывает за сохранение межнационального мира.                 

У ней отсутствуют какие-либо побудительные мотивы для занятия экстремистской деятельностью.

Всю сознательную жизнь Ли осуществляет значительную работу по укреплению законности и правопорядка, противодействию коррупции, занимая активную гражданскую позицию.

Ранее в своих обращениях Ли неоднократно указывала о существовании  преступного сообщества в регионе. В результате ее расследований были смещены ряд руководителей правоохранительных органов. Выявлены ряд фактов коррупции с участием руководителей региона.

В частности, в ее обращениях приводятся сведения о коррупционных правонарушениях, подлежащих проверке, в том числе:

-по программе переселения из ветхого и аварийного жилья; 

-при строительстве федеральной автодороги;

-при приобретении здания налоговой инспекции;

-при распределении земельных паев.

Ущерб от коррупционных действий составляет десятки и сотни миллионов рублей. В них, возможно, вовлечены руководители органов государственной власти, правоохранительных и судебных органов Курской области.

Можно предположить, что публикации и обращения Ли затронули их коррупционные интересы и в некоторых случаях помешали осуществлению преступной деятельности,  то есть повлекли недополучение  преступных доходов. 

Это могло быть мотивом инициации незаконного уголовного преследования Ли путем фальсификации уголовного дела на основе использования искаженных фактических данных и неправильной квалификации деяний.

С учетом антикоррупционной специфики деятельности Ли и негативного отношения к ней со стороны коррумпированных чиновников, правоохранителей и судей Курской области можно предположить, что сотрудники правохранительных органов незаконно возбудили уголовное дело в ее отношении.

Поэтому, прежде всего, тщательной проверке подлежат соообщения Ли о коррупционных правонарушениях в Курской области.

В случае подтверждения достоверности сведений, представленных в  обращениях, дело Ли является примером реакции добросовестных политиков на сложившейся произвол и беззаконие, легализованные несовершенным механизмом рассмотрения обращений.

Можно предположить, что Ли столкнулась с действующим на территории Курской области организованным преступным сообществом, состоящим из чиновников, правоохранителей и судей.

В следующей главе описаны основы функционирования таких преступных сообществ, а также процесс закрепления произвола и беззакония на региональном уровне.

 

3.4. Механизм  закрепления коррупционного произвола

и беззакония на региональном уровне в России:

основы функционирования организованных преступных сообществ,

состоящих из чиновников, правоохранителей и судей

 

Информация из регионов свидетельствует о массовом распространении коррупции и существовании организованных преступных сообществ, состоящих из чиновников, правоохранителей и судей.

Примером является существование преступных сообществ в Сахалинской области и Республике Коми, которыми руководили главы субъектов.

В целом по России у граждан отсутствуют эффективные правовые инструменты противодействия тотальной коррупции.

Произвол и беззаконие, творимое региональными руководителями, закрепляется несовершенным механизмом рассмотрения обращений граждан и бездействием уполномоченных органов. 

Механизм рассмотрения обращений граждан в государственные и правоохранительные органы таков, что в большинстве случаев сообщения о правонарушениях на региональном уровне возвращаются на тот же уровень, то есть фактически к тем же правонарушителям. Процедура судебной защиты прав также позволяет утверждать неправосудные решения по сфальсифицированным делам. 

Более подробно рассмотрим механизм  закрепления произвола и беззакония  на региональном уровне в России.

Предположим, что на территории какого-либо субъекта РФ действует организованное преступное сообщество, состоящее из чиновников, правоохранителей и судей, целью которых является преступное обогащение и подавление неугодных.  

Они берут под контроль все существенные доходные источники (финансовые потоки, выгодные госзаказы, прибыльные предприятия)  в целях личного обогащения.  

На основе использования должностного положения и служебной информации ограниченного пользования они создают мошеннические схемы незаконного обогащения, например, такие как:

-продажа недвижимости и земельных участков по низким ценам аффилированным юридическим лицам для создания бизнеса или с целью последующей продажи под государственные нужды (строительство федеральных автодорог, проведение саммитов, международных спортивных игр и т.д.);

-махинации с земельными и имущественными паями;

-злоупотребления при реализации программ жилищного строительства (программа переселения из ветхого и аварийного жилья, выделения жилья льготным категориям и т.д.); 

-взяточничество; 

-создание монополий на основе аффилированных структур в сферах с повышенной доходностью (нефтегазовая сфера, электроснабжение, жилищно-коммунальное хозяйство, переработка мусора и вторсырья, другие направления поставки различных товаров и оказания услуг) с целью извлечения незаконных доходов путем завышения тарифов и сметной стоимости в нарушение установленных законом методик ценообразования, что может быть квалифицировано как хищение средств у потребителей жилищно-коммунальных услуг, электроэнергии, топливных ресурсов и других товаров(услуг), средств государственного бюджета.

-перевод земель сельхозназначения в земли под ИЖС, застройка охраняемых территорий;

-незаконное возмещение НДС и других расходов, по которым предусмотрены компенсационные выплаты из государственного бюджета. 

Существует множество подобных коррупционных схем. Для незаконного обогащения используются практически все возможности и пробелы в законодательстве.

Подобные масштабные и сложные преступные схемы наносят существенный ущерб на десятки и сотни миллионы рублей.

Они могут быть осуществлены только в составе организованного преступного сообщества, в которое входят руководители исполнительных и законодательных органов власти,  представители правоохранительных, судебных и контрольно-надзорных органов.

Представим распределение функций в данном преступном сообществе.

 

Участники организованного

Распределение функций по:

преступного сообщества

исполнению преступления

подавлению лиц,

противостоящих  преступлениям

Чиновники  (их пособники)

Исполняют преступление путем злоупотребления служебными полномочиями 

Незаконно увольняют коллегу, 

выступившего против произвола

Депутаты

Создают легальную нормативную базу для осуществления преступления

Организуют отставку выборного должностного лица,  противостоящего коррупции

Представители

контрольно-надзорные органов

Противостоят выявлению

и противодействию нарушениям

Организуют проверки предпринимателей, выступивших против беззакония

Правоохранители  

Осуществляют юридическое сопровождение и силовую поддержку преступления

Фальсифицируют уголовные дела

(обвинения в клевете и оскорблениях, экстремизме, мошенничестве и т.д.

в отношении неугодных лиц)

Судьи 

Принимают незаконные решения, скрывают и легализуют результаты преступной деятельности

 

Принимают неправосудные судебные решения (осуждают лиц, противодействующих коррупции)

 

Есть 2 основных варианта действий членов организованных преступных сообществ, состоящих из чиновников, правоохранителей и судей, в отношении некоррумпированных чиновников, правоохранителей и судей:

-купить;

-запугать.

Соответственно, есть 2 основных варианта судьбы чиновников, правоохранителей и судей:

-продаться, то есть войти в банду оборотней;

-молчать и боятся в целях самосохранения.

Есть 3 вариант, но его процент невелик:

-не продаться, не молчать и не бояться, а бороться с произволом и беззаконием. Однако, на такое решаются немногие и их исход, зачастую, негативный.

Их могут лишить:

-работы - необоснованно уволить;

-свободы - посадить в тюрьму по сфальсифицированному делу;

-здоровья - организовать нападение для нанесения телесных повреждений;

-жизни - уничтожить физически.

Выбор варианта расправы с неугодными зависит от степени неугодности, возможностей и изощренности оборотней.

 

Когда те, кто должны охранять закон и противодействовать преступности, сами занимаются преступлениями, шансы добиться справедливости и соблюдения закона крайне низки.  Они, как профессионалы своего дела, досконально знают, как устранить любые подозрения о незаконности действий.

Опишем механизм противодействия объективному рассмотрению коррупционных правонарушений, когда коррупционеры (чиновники, правоохранители и судьи) блокируют все способы и средства противодействия правонарушениям.

 

Стадии рассмотрения обращений

Обращение в

госорганы

Обращение в правоохранительные органы

Обращение в судебные органы

1.)Региональный уровень

На обращения представляются отписки без рассмотрения по существу.

 

Региональные  правоохранительные органы отказывают в возбуждении уголовных дел по фактам коррупционных правонарушений, занимаются волокитой  и затягивают рассмотрение дел до истечения сроков давности.  

Суды 1 инстанции принимают незаконные решения в пользу коррупционеров,

сфальсифицированные доказательства, не проверяют их, не рассматривают достоверные доводы и доказательства.

Суды апелляционной  инстанции не проводят должную оценку доказательств.

Суды кассационной   инстанции только  формально  исследуют  правильность применения норм права.

2.)Федеральный уровень

Федеральные госорганы направляют обращения тем же правонарушителям, в нарушение запрета о передаче жалобы в те органы, решение (действие)  которых обжалуется.

Федеральные правоохранительные органы направляют обращения по территориальности на уровень региона, фактически тем же коррупционерам, о преступлениях которых были написаны обращения.

Суд надзорной инстанции

не рассматривает дело по существу и утверждает неправосудное решение.

3.) Стадия   закрепления незаконных решений и действий (наиболее вероятная и заключительная в большинстве случаев)

Федеральные и региональные  госорганы не рассматривают по существу обращения.

Федеральные и региональные   правоохранительные органы не рассматривают по существу незаконные решения и действия региональных  правоохранительных органов.

Закрепление всем судебными инстанциями неправосудных судебных решений.

4.) Стадия отмены незаконных решений и действий (маловероятная, возможна в случае значительного резонанса, более тщательного рассмотрения дела,  вовлечения федеральных структур)

 

4.1.) Ответственность должностных лиц, нарушивших закон

 

Отмена незаконных решений и действий.

 

 

 

 

 

 

 

 

В большинстве случаев

привлечение в дисциплинарной ответственности.

 

Отмена незаконных решений и действий.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В большинстве случаев

привлечение в дисциплинарной ответственности,

реже увольнение.

 

Пересмотр дела.

Восстановление нарушенных прав.

 

 

 

 

 

 

 

 

Признание судебной ошибки, которая не влечет каких-либо существенных негативных последствий  судьям, принявших неправосудные судебные решения.

 

Произвол и беззаконие закрепляется несовершенством правовых норм и возможностью их неоднозначной трактовки. Прежде всего, это становится возможным из-за несовершенства закона об обращениях граждан, уголовного, гражданского  и арбитражного законодательства, а также внутренних инструкций и регламентов государственных, правоохранительных, контрольно-надзорных органов.  Это создает возможности для совершения коррупционных преступлений

В ходе подавления попыток противодействия преступлениям коррупционеры руководствуются правилом «лучшая защита – это нападение» и инициируют уголовное преследование граждан, добивающихся справедливости.  

В результате триединого содружества коррумпированных чиновников, правоохранителей и судей произвол и беззаконие во многих регионах России просто «цементируется» и становится «непробиваемым» обычными правовыми средствами.

В регионах министры внутренних дел, прокуроры и судьи назначаются. В некоторых случаях они вступают в коррупционный сговор с руководством региона. Назначенные правоохранители и местные руководители создают взаимовыгодный «преступный тандем»  

С одной стороны, главы региона выделяют им жилье повышенной комфортности с правом последующей приватизации и перепродажи, земельные участки и иную недвижимость, а также содействуют в бизнесе их родственников.

С другой стороны, назначенные силовики и  судьи «крышуют» преступления  главы региона и его приближенных или занимаются совместной преступной деятельностью.   

Вопросы решаются с помощью корпоративной солидарности, в основе которой находится «круговая порука», и взяток.

Наглядным примером является бездействие федеральных судебных органов, закрепляющих неправосудные и, зачастую, просто преступные судебные решения.

Безнаказанность судей гарантирована закрытостью судебной системы и сложностью привлечения судей к ответственности. Одним их способов  принятие «нужного» решения является дача взятки судье через посредника, так называемого «решалу». При наличии веских доказательств преступной деятельности судьи даже ФСБ не может вести разработку судьи, так как на это нужно согласие вышестоящего суда. Судейское сообщество в большинстве случаев не заинтересовано в привлечении к ответственности своих коллег.

Очевидно, что необходимо принятие комплексных мер по борьбе с коррупцией на региональном уровне, так как это стало уже политической проблемой.

Уровень региональной коррупции в России достиг таких масштабов, что просто парализует нормальную деятельность органов государственной и муниципальной власти на местах.

В этих условиях повышается социально-политическая напряженность, которая может привести к непредсказуемым последствиям.

 

3.5. Обоснованность требований и положений обращения Ли

 

В рамках своей журналистской и депутатской деятельности Ли ведет антикоррупционную и правозащитную работу.

В результате ее расследований и обращений были выявлены ряд коррупционных деятельности, возвращен значительный объем бюджетных средств. Она добилась правового решения многих вопросов избирателей.

Однако, ряд вопросов и проблем остались нерешенными. Ли указывает, что причиной этого является отсутствие у нее полномочий для их решения, а имеющая полномочия прокуратура бездействует. В связи с этим ею неоднократно подавались заявления с просьбой привлечь прокурора Курской области Филимонова к уголовной ответственности за бездействие.

Она неоднократно обращалась по фактам нарушений закона в федеральные органы власти и Президенту РФ, как гаранту прав граждан, способному призвать к ответственности соответствующих должностных лиц. Однако, она не достигла положительных результатов и исчерпала все возможности обратить внимание Президента РФ на массовые нарушения в Курской области.

В связи с этим Ли выступила с обращением "За бездействием Президента последует противодействие", в котором поставила вопрос о причастности Президента РФ в поддержке прокурорского произвола.

В частности, она заявила, что непринятие мер по ее обращениям дает все основания сделать вывод о возможном соучастии Президента РФ в тех преступлениях, в которых она  обвиняет представителей власти, поскольку именно Президент РФ назначает Генерального прокурора, подчиненные которого стали пособниками должностных лиц, совершающих хищения и другие коррупционные преступления. 

Своим обращением она затронула ключевую проблему российского государства – отказ уполномоченых органов от  рассмотрения по существу обращений граждан по фактам нарушений прав в виде предоставления немотивированных и необоснованных отписок. 

Ли правильно сформулировала проблему эффективности защиты прав граждан в России, которая заключается в бездействии или ненадлежащем выполнении сотрудниками правоохранительных органов своих обязанностей, а также в вынесении судебными органами неправосудных решений.

В этих условиях ставится вопрос сохранения конституционных основ России, согласно которым права и свободы граждан признаны высшей ценностью. Однако, на этом примере видно, что существует значительная разница реальности от номинально провозглашенного курса и декларируемых ценностей.

Такое жизнеустройство недопустимо в демократическое правовом государстве, которым провозглашена Российская Федерация и где согласно конституции:

-признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства;

-носителем суверенитета и единственным источником власти является ее многонациональный народ;

-каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности;

-Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие.

 

По словам Ли, в результате переписки с Администрацией президента и Генеральной прокуратурой она вынуждена констатировать, что «гаранту» Конституции и назначенному им Генеральному прокурору Чайке абсолютно безразлична участь миллионов граждан.

Представим некоторые выдержки из обращения.

"Сотни людей, не пряча своих имен, требуют отставки прокурора Курской области Филимонова. Тысячи из-за страха преследования об этом просят анонимно. Десятки заявляют о привлечении его к уголовной ответственности. А вы и ваш генеральный прокурор игнорируете это.

Это свидетельствует о наличии преступного сговора в высших эшелонах власти против собственного народа.

На территории Курской области, не исключаем, и в других регионах, действуют преступные сообщества, включающие прежде всего работников прокуратуры, полиции и суда.

Имеющиеся у нас факты свидетельствуют о преднамеренных действиях федеральных властей, направленных на масштабное присвоение и хищение денежных средств, собранных у граждан России в виде различных форм налога, другими противоправными способами, что, безусловно, ведет к ухудшению качества жизни населения страны.

ФСБ располагает информацией о преступной деятельности высокопоставленных преступников, которые подрывают основополагающие принципы существования государства, но бездействуют.

Президент РФ Путин, являясь гарантом свобод и прав граждан России, ничего им не гарантирует.

Обращаемся к Вам, с требованием отставки прокурора Курской области Филимонова и его своры безграмотных подчиненных с последующим привлечением их к уголовной ответственности, в противном случае, будем настаивать на Вашей личной отставке».

                                            

Также Ли высказала свое недовольство тезисами ответа на свое обращение, представленного в письме Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций №А26-19-19500671 от 29.02.2016г.,

сказав «Пришел ответ на это обращение. Президент не может собой подменять иные органы. А назначать преступников он может? Ну ничего, это еще раз подтверждение того, что народ для него не существует».  

В частности, в ответе было написано следующее:

«Сообщаем, что Президент Российской Федерации, являясь Главой государства и гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина, в установленном Конституцией Российской Федерации порядке принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, еѐ независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти (части 1 и 2 статьи 80 Конституции Российской Федерации). Выполнение Президентом Российской Федерации функции гаранта обеспечения прав и свобод человека и гражданина, предусмотренной частью 2 статьи 80 Конституции Российской Федерации, не даѐт ему право на вмешательство в деятельность органов законодательной, исполнительной и судебной власти.

Реализовывать свою функцию как гаранта обеспечения прав и свобод человека и гражданина Президент Российской Федерации может только в тех формах, которые предусмотрены Конституцией Российской Федерации, федеральными законами.

Глава государства не должен подменять собой конкретные государственные органы, действующие в рамках собственных полномочий, и не имеет права заниматься решением вопросов, отнесѐнных к компетенции других органов».

 

По субъективной оценке эксперта, данная позиция Администрации Президента РФ, представленная консультантом Департамента письменных обращений граждан и организаций Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций Ф.Медведевем, является неправомерной.

Так как именно на Президенте РФ лежит ответственность за организацию нормальной работы ключевых органов федеральной власти.

Согласно пункта 2 статьи 80 Конституции РФ Президент РФ обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти.

Президент РФ, занимающий  высшую  государственную должность РФ, обладает всей полнотой власти в России и осуществляет в том числе следующие полномочия:

-назначает на должность и освобождает от должности федеральных министров, в том числе Директора Федеральной службы безопасности, Председателя Следственного комитета и Министра внутренних дел, также им осуществляется руководство деятельностью данных ведомств;

-Генеральный прокурор РФ назначается на должность и освобождается от должности Советом Федерации Федерального Собрания РФ по представлению Президента РФ;

-Председатель Верховного Суда РФ назначается на должность Советом Федерации Федерального Собрания РФ по представлению Президента РФ;

-Прокуроры субъектов РФ назначаются на должность и освобождаются от должности Президентом РФ по представлению Генерального прокурора РФ; 

-Председатели Верховных судов субъектов РФ назначаются на должность Президентом РФ по представлению Председателя Верховного Суда РФ.

Таким образом, Президент РФ обладает всеми полномочиями по управлению  и координации деятельности правоохранительных органов, а также принимает непосредственное участие в назначении прокуроров и судей.

Президент РФ, являясь гарантом прав граждан, обязан реагировать на нарушения закона, представленные в обращениях граждан и представителей их законных интересов – депутатов в случае исчерпания имеющихся средств правовой защиты.

 

В условиях бездействия и несоответствующего исполнения должностных обязанности может быть поставлен вопрос конституционно-правовой ответственности Президента РФ.

Статьей 3 Конституции РФ установлено, что единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ, а не президент, не правительство, не государственная дума, не царь и даже не бог.

Таким образом, закреплена принадлежность власти народа, и, соответственно, деятельность всех государственных служащих, в том числе Президента РФ, должна быть подчинена интересам народа, а не коррумпированных чиновников, правоохранителей и судей.  

Действия или бездействие (непринятие мер реагирования на нарушения закона) Президента РФ, приведшие к негативным последствиям, могут иметь признаки состава преступлений, предусмотренные уголовным законодательством, и могут стать причиной инициации процедуры отрешения Президента РФ от должности.

Согласно пункта 2 статьи 92 Президент РФ прекращает исполнение полномочий досрочно в том числе в случае его отрешения от должности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 93 Президент РФ может быть отрешен от должности Советом Федерации на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, подтвержденного заключением Верховного Суда РФ о наличии в действиях Президента РФ признаков преступления и заключением Конституционного Суда РФ о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения.

Конституцией РФ установлено, что народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления, в том числе посредством своих представителей – депутатов и сенаторов.

Таким образом, граждане России могут обратиться к депутатам и сенаторам инициировать процедуру отрешения Президента РФ от должности.

Таковы крайние меры в случае продолжения произвола и беззакония, непринятия мер реагирования уполномоченными государственными органами.

Президент РФ, как высшее должностное лицо, является чиновником, избранным населением для осуществления управления государством в интересах народа, а не для прикрытия преступной деятельности чиновников, правоохранителей и судей в форме бездействия и непринятия мер   реагирования.

На основании вышеизложенного Президенту РФ, как главе государства, несущим ответственность за происходящее в стране, необходимо принять соответствующие адекватные решения и меры реагирования по устранению нарушений  законодательства РФ в Курской области и других регионах страны,  связанных с коррупционными преступлениями, совершенных чиновниками, правоохранителями и судьями.

 

4. Выводы эксперта

 

Вопрос

Является ли обоснованным и законным возбуждение уголовного  дела в отношении Ли ?

 

Ответ

Возбуждение уголовного дела в отношении Ли является необоснованным и незаконным, так как в результате экспертного исследования были выявлены множественные и грубые нарушения норм уголовного и уголовно-процессуального законов. 

 

Уголовное  дело в отношении Ли возбуждено в нарушение:  

-пункта 2 статьи 140 УПК РФ, установившем то, что основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления;

-статьи 8 УК РФ, установившей, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления.

 

В результате вышеописанных нарушений органом предварительного следствия не выполнены обязательные действия, предусмотренные уголовно-процессуальным законом на стадии возбуждения уголовного дела: 

-установление наличия (отсутствия) оснований к возбуждению уголовного дела;

-правильное применение оценочных признаков;

-объективное изучение всех обстоятельств дела;

-правильная юридическая квалификация деяний.

 

Нарушения уголовно-процессуальных норм при возбуждении уголовного дела в отношении Ли (отсутствие достаточных оснований, неправильное применение оценочных признаков, отказ от объективного изучения обстоятельств дела, неправильная юридическая квалификация деяний) выразились в следующем.

1.Неустановление достоверности или недостоверности неоднократных обращений Ли о коррупционных правонарушениях в Курской области в результате отказа уполномоченных федеральных органов от их должного рассмотрения.

Это стало причиной необоснованного вывода органа предварительного следствия о том, что «обвинения в совершении особо тяжких преступлений в адрес сотрудников прокуратуры, судей» направлены на «возбуждение ненависти и вражды к деятельности  должностных лиц».

2.Неправильная юридическая квалификация деяний.

Это привело  к оценке высказываний Ли на предмет наличия возбуждения ненависти и вражды, унижение человеческого достоинства (группы лиц) по признакам принадлежности к социальной группе:

2.1. в отрыве от установления всех обстоятельств дела и истинных побудительных мотивов с учетом антикоррупционной направленности деятельности Ли;  

2.2. с нарушениями рекомендаций постановления Пленума  Верховного Суда  РФ от 28 июня 2011г. N11;

2.3. при отсутствии в уголовном законодательстве однозначного толкования термина «социальная группа»;

2.4. без учета того, что Ли высказала отрицательные характеристики представителей правоохранительных и судебных органов Курской области в контексте оценки результатов их действий (бездействия), а не их личных характеристик.

 

Предвзятая оценка фактических обстоятельств дела, а также наличие множественных и грубых нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законов позволяет предположить умышленность действий сотрудников правоохранительных органов по инициации незаконного уголовного преследования Ли путем фальсификации уголовного дела на основе использования искаженных фактических данных и неправильной квалификации деяний.

С учетом антикоррупционной специфики деятельности Ли ряд коррумпированных чиновников, правоохранителей и судей Курской области испытывают к ней негативное  отношение и были, напрямую, заинтересованы в возбуждении уголовного дела в ее отношении.

Можно предположить, что Ли столкнулась с действующим на территории Курской области организованным преступным сообществом, состоящим из чиновников, правоохранителей и судей.

Поэтому соообщения Ли о коррупционных правонарушениях в Курской области подлежат тщательной проверке.

В случае подтверждения достоверности сведений, представленных в  обращениях Ли, необходимо рассмотреть вопрос о привлечении сотрудников правоохранительных органов Курской области к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств и привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности.

 

Меры для восстановления нарушенных прав

 

1. На основании изложенного и руководствуясь статьями 212, 213 УПК РФ

необходимо прекратить уголовное дело, возбужденное в отношении Ли, подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 282 УК РФ, на основании пунктов 1 и 2 части 1 статьи  24 УПК РФ ввиду отсутствия события преступления и отсутствия в деянии состава преступления.

 

2. На основании изложенного и руководствуясь статьей 140 УПК РФ необходимо:

-провести проверку действий руководителей и сотрудников Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области и прокуратуры Центрального административного округа гурска на предмет наличия признаков  преступлений, предусмотренных статьей 299 УК РФ  «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности» и статьей 303 УК РФ «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности»;

-по итогам проверки рассмотреть вопрос об уголовном преследовании руководителей и сотрудников Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области и прокуратуры Центрального административного округа гурска в связи с незаконным возбуждением уголовного  дела в отношении Ли.

 

3. На основании изложенного и руководствуясь статьей 144 УПК РФ

необходимо рассмотреть сообщения о коррупционных правонарушениях в Курской области, представленные Ли и населением региона, в предусмотренном законом порядке.

 

 

* * * * *


Уважаемые коллеги и те, кто разделяет нашу гражданскую позицию !

На основе этой экспертизы планируется разработать Обращения в Совет по правам человека ООН, органы Европейского союза и различные международные организации.

Предлагаю Вам написать свои комментарии и предложения. В частности, как восстановить взаимосвязь основных положений экспертизы с нормами международного права и чем дополнить последующие обращения.






[ на главную страницу ]


Публикация материалов в средствах массовой информации разрешена только после согласования c YAKUTIA-NM. Разрешается некоммерческое использование материалов в персональных целях, при условии упоминания источника.
При использовании материалов ссылка на http://yakutian.org обязательна. E-mail : post@yakutian.org
YAKUTIA - NASHE MNENIE © 2007-2011 All rights reserved